Песни, ролевые и не только

Лин

Государь

Усталость, как соль, на моих губах,
И ты мне, сын, не подашь руки.
Я помню, как город весною пах,
Когда его жечь пришли степняки.

Я помню, как скалились нам в лицо
Из-за щитов сотни смуглых рож.
Как мало было у нас бойцов,
И ночь подступала, как к горлу нож.

А ночью под стенами стала степь
Кровавить тьму злой сетью огней.
Был наш певец от рожденья слеп,
Но он видел в них смерть, и пел нам о ней.

А утром в небо ворвался вой -
Степь пошла в бой, а когда вой стих,
Я, взяв лишь книги и хлеб с собой,
Подземным ходом бежал от них.

Там за спиной сталь пошла блудить,
И рвал мне губы предсмертный крик,
И было подло желание жить...
Тогда я понял, что я - старик.

Я брел все дальше, и стук копыт
Мне ни на миг не давал уснуть.
Я тоже был мертв - я не знал как быть...
И я пустился в обратный путь.

И мне в лицо взглянула земля
Сотнями мертвых измученных лиц.
И тихий ветер, над пеплом стелясь,
Не трогал меня, лежащего ниц.

Я был один, как в безумном сне,
Я в белом пепле следы оставлял.
И крик мой глох в седой тишине!
Я жизнь свою пуще смерти клял.

Но пепел со снегом унесся вдаль.
И ветром весенним я стал вдруг пьян!
В земле смешались камни и сталь -
Но я в нее бросил горсть семян.

И вырос хлеб на теплой крови,
И сталь не легла на его пути.
Я смерти рек: <Ты меня не зови!>
Я знал, что кто-то должен прийти.

Мне не было страшно: я жил без огня,
И с днями играл, как дитя с огнем.
Так близилось время последнего дня,
Который стал моим первым днем.

...Я беженцев встретил из дальних земель,
Я привел их сюда, где пепел и гарь.
И мальчик, державший в руках свирель,
Сказал: <Ты будешь наш государь!>

Я правил еще без малого век.
И мы позабыли вкус мертвой тоски.
Но вчера в мои земли пришел человек
И сказал, что мне не подаст руки...